Собачье дело.

-Не твoе собачье дело! - нагло улыбаясь, протрубил мне сосед по
лестничной клетке, когда я сказал ему о том, что его дог Генрих
постоянно гадит на коврик перед моей дверью.
От такого хамства в голове моей что-то щелкнуло и я, неожиданно для
себя, со всей силы вцепился в руку соседа.
- А-а-а! - заорал сосед, опрометью бросаясь к своей двери. Влетев в
квартиру, он что-то прокричал, и через секунду из двери выскочил пес
Генрих. Оскалив зубы, он бросился на меня. Я мигом встал на четвереньки
и, грозно глядя псу прямо в глаза, громко сказал:
- Гав!

Генрих, который был уже готов разорвать меня на мелкие кусочки, вдруг
остановился.
- Гав! Гав-гав!!! - нагло повторил я и, не дав ему опомниться, укусил
Генриха за ухо. Дог взвыл и скрылся в своей квартире.
- Гав-гав-гав!!! - проводил я его победным лаем.
- Что тут творится?! - услышал я голос моей соседки Феклы Степановны,
злой старушенции. Она пялилась на меня сквозь стекла своих очков. -
Нажрутся водки и с ума сходят! Милицию сейчас вызову!

Я уже собирался подняться с колен и извиниться перед соседкой, но вдруг с
лаем бросился на нее. Заверещав, она едва успела захлопнуть дверь.
Оттуда слышались причитания, из которых внятным было лишь слово «идиот».
В этот момент снова распахнулась дверь укушенного мной собаковода. Сосед
высунул голову и, грозя мне кулаком, заорал:
- Знаешь, где ты у меня сидеть будешь?
Объяснить, где я буду сидеть, я ему не позволил и снова бросился на
обидчика. Сосед мгновенно юркнул обратно в свою квартиру.

Почти целый час я, рыча, бросался на соседскую дверь, царапал ногтями
обивку, рвал зубами коврик, а под конец, подпрыгнув, даже умудрился
перекусить провод электрического звонка, шерсть на моем загривке стояла
дыбом, лапы тряслись, а из горла вырывался хриплый лай...

Из больницы меня выпустили лишь через полтора месяца, настоятельно
посоветовав соблюдать режим, хорошо высыпаться, а главное, почаще
прикладываться к бутылочке с валерьянкой...
Сосед ходит мимо моей квартиры на цыпочках, вынося на прогулку своего
Генриха исключительно на руках, а Фекла Степановна, как я недавно узнал,
уехала к сестре в деревню.
И все было бы хорошо, да вот после этой валерьянки мне в последнее время
что-то все время хочется пойти погулять по крышам, а по ночам я
просыпаюсь от непреодолимого желания половить мышей. К чему бы это?